Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт

Журнал «ЭКСПЕРТ», 03 май 2012, 16:48

Барьерный экспорт 1

Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт

Общие потери отечественных экспортеров от ограничительных мер, применяемых иностранными государствами для защиты своих внутренних товарных рынков, по оценке Минэкономразвития достигают 1,5-2 млрд долларов ежегодно. И даже вступление в ВТО не сможет быстро изменить ситуацию.

Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на ее экспорт

Иллюстрация: Эксперт Online

На 1 января 2012 года Минэкономразвития России зафиксированы 72 ограничительные меры, применяемые иностранными государствами, говорится в информации ведомства о деятельности по обеспечению благоприятных условий доступа на зарубежные рынки в 2011 году. На сегодняшний день в отношении российских товаров действуют 37 антидемпинговых мер Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт, пять специальных защитных мер, 30 иных мер нетарифного регулирования торговли, включая меры административного регулирования. Проводятся четыре антидемпинговых и три специальных защитных расследования, а также 15 пересмотров введенных ранее антидемпинговых мер.

new adriver("300x250", {sid:180535, bt:52, bn:7, custom:{"1":adriver.sync(0,4)}},true); На начало этого года доступ российских товаров на свои рынки ограничивали 20 иностранных государств. Максимальное количество ограничительных мер действует в ЕС, Украине, США и Белоруссии. Более половины от всех действующих антидемпинговых мер введены в отношении импорта российских черных металлов и изделий из них. Второе место занимают минеральные удобрения и продукция химической промышленности.

Установление ограничительных мер и пошлин — естественная политика Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт любой страны от экспансии зарубежных товаров. «Такая же естественная реакция в ответ как противодействие, — говорит начальник отдела методологии оценочной деятельности АКГ "МЭФ-Аудит" Константин Гречухин. — Любая из сторон добивается своего. Таким образом, переговорный процесс ведется постоянно. Можно говорить о размерах потерь, гораздо выше приведенных Минэкономразвития. Но, скорее всего, это будут потери естественно сложившегося порядка вещей. В целом введение антидемпинговых мер является также политикой по защите своих компаний, которые набирают рост на определенном рынке, к примеру, таким образом поступил Китай. При этом цены на иностранную продукцию могут быть временно ниже местных производителей по целому ряду причин, в числе которых валютный Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт курс местной валюты и иностранной, ценовая ситуация на местном и мировом рынках сырья и т. д. Однако даже временные показатели могут послужить причиной введения антидемпинговых мер, как говорится, по формальным признакам».

Вступление в ВТО, по мнению аналитика, поможет наиболее полноценно и «качественно» защищать свои права. «Белоруссия же пошла по пути воздвижения барьеров из-за разразившегося финансового кризиса, который грозил мощными социальными протестами и обострениями, — отмечает он. — Таможенный союз трех государств существует не так долго, и не все может быть предусмотрено действующими договоренностями. Постепенно ситуация будет выравниваться путем взаимных уступок и договоренностей».



В рамках сложившихся «правил хорошего тона» в международной Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт практике регулирования международной торговли антидемпинговые меры едва ли не единственный доступный инструмент для стран, желающих соблюдать «правила игры», считает аналитик «Allianz РОСНО Управление активами» Ариэл Черный. «Правительство, желающее ограничить доступ на внутренний рынок для какой-то иностранной продукции, нуждается в подходящем оправдании. В противном случае оно имеет все шансы быстро получить равноценный, если не более, ответ. Такое "подходящее" оправдание — обвинение в демпинге, то есть занижении себестоимости продукции. Например, за счет невыполнения каких-то экологических нормативов, обеспечений условий труда, государственного субсидирования и т. д. — рассуждает он. — Исторически сложилось, что в черной металлургии или в химической промышленности при прочих равных российские экспортеры весьма конкурентоспособны Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт по цене. А отрасли эти традиционно считаются важными для любой экономики, и правительства пытаются защитить своих производителей от российского экспорта, в том числе и используя вышеприведенные аргументы, так как в какой-то мере в черной металлургии и химпроме они имеют под собой хоть какие-то основания. В любом случае после вступления в ВТО вводить ограничения такого рода против российских производителей станет еще сложнее».

Да, конечно, вступление в ВТО изменит ситуацию, уверен старший инженер ГПК «Строительная индустрия» Ростислав Новгородцев. «Причем именно металлургический сектор наряду с химической промышленностью окажется в наибольшем выигрыше от вступления в ВТО. Действительно, общие потери Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт можно оценить в 2 млрд долларов, но это только потери металлургического сектора, — говорит он. — Что касается справедливости антидемпинговых мер, то российская продукция в ряде случаев оказывается гораздо дешевле своих западных аналогов, но возможность применения к российской продукции дополнительных пошлин как раз и объяснялась тем фактом, что Россия не состояла в ВТО. С вступлением в ВТО у России появятся возможности обращаться в суд и доказывать свою позицию, поэтому возможности обложения дополнительными пошлинами продукции российских металлургов значительно сократятся».

По мнению аналитика, Белоруссия пытается защитить наиболее уязвимые секторы от наплыва российского экспорта. «Скорее всего, отмена или смягчение тех или иных норм будет достигаться в Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт ходе двусторонних переговоров. Однако, учитывая непредсказуемость белорусского руководства, эти переговоры могут получиться долгими», — полагает он.

Алексей Сизов, старший юрист адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», отмечает, что наибольшее количество ограничительных мер применяется в отношении продукции предприятий черной металлургии и химической промышленности, в объемах и качестве производства которой российские производители традиционно являются конкурентоспособными на мировом рынке. «Учитывая, что при определении стратегии реализации продукции на наиболее объемные рынки (ЕС, Китай, Индия, США) данным компаниям приходится ориентироваться главным образом не на цену, а на применяемые защитные меры и ограничения, а также принимая во внимание совокупную роль предприятий металлургического и химического сектора в Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт формировании доходной части как федерального, так и региональных бюджетов, общие финансовые потери могут исчисляться даже более значительными суммами, чем 2 млрд долларов», — считает он. Применяя антидемпинговые ограничения в отношении российской продукции, страны-импортеры главным образом защищают собственный внутренний рынок аналогичных товаров от дисбаланса в сторону импорта, используя для этого допустимые внешнеторговые инструменты, рассказывает юрист. «Поскольку действующие нормы международного права при этом не нарушаются, то с экономико-правовой точки зрения данные антидемпинговые ограничения можно считать "справедливыми", тем более что морально-этическая сторона справедливости во внешнеторговых отношениях во внимание, как правило, не принимается, — говорит он. — С нашей стороны также нет никакого демпинга Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт. Просто изначально себестоимость российской продукции ниже, чем, например, в США, за счет более дешевой рабочей силы. Безусловно, в части применения ограничительных мер по отношению к российским товарам вступление России в ВТО изменит ситуацию в лучшую сторону. Собственно, один из главных принципов ВТО — это отсутствие экономических барьеров во внешнеторговых отношениях государств-участников друг с другом. В частности, на фоне растущих мировых цен на сталь отмена торговых ограничений должна значительно увеличить объемы внешнеторговых поставок продукции предприятий металлургической промышленности. При этом следует оговориться, что членство в ВТО не является панацеей от всех ограничений. Например, поправка Джексона-Вэника, ограничивающая торговые отношения России и Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт США, по-прежнему не отменена».

По словам аналитика, если Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана не предполагает отмену всех ограничительных мер, применяемых странами-участницами по отношению друг к другу, то Единое экономическое пространство, напротив, предусматривает поэтапное введение в действие и применение соглашений, унифицирующих правила взаимных торговых отношений участников. «То есть в среднесрочной перспективе предполагается постепенное снижение и отмена ограничений в отношении российских товаров со стороны Белоруссии», — полагает он.

Любая оценка российских потерь приблизительна, уверен аналитик ИК «Трейд-портал»Алексей Рыбаков. «У Минэкономразвития вообще довольно точная статистика в сфере международной торговли, можно на нее опираться, — говорит он. — У российских металлургов Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт и химпрома очень низкая себестоимость, за счет которой они и ставят цены, похожие на демпинговые. Низкая себестоимость, по нашему мнению, — наследие Советского Союза, в период существования которого были осуществлены огромные капзатраты в этих отраслях, и они сейчас позволяют экономить за счет эффекта масштаба. Например, по оценкам ДЗИ, в России себестоимость стали сейчас составляет около 530 долларов за тонну, в Китае — 530–540, в Турции и Бразилии — уже 580–590 долларов за тонну».

Вступление в ВТО, по мнению аналитика, будет выгодно отдельным отраслям промышленности, преимущественно занимающимся добычей и продажей сырья. «Зато все остальные, несырьевые секторы окажутся под ударом, так как конкурировать с Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт западными корпорациями не смогут. Машиностроение, например. А сырьевые отрасли без поддержки отечественного машиностроения тоже долго не протянут, пару десятков лет еще, не более, — считает он. — Разговоры о выигрыше России за счет преодоления антидемпинговых соглашений после вступления в ВТО не более чем реклама самой ВТО: чтобы убрать антидемпинговые барьеры, нужно будет по каждому из них договариваться отдельно, членство в ВТО лишь чуть упрощает эту процедуру».

Ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов полагает, что, вероятнее всего, оценка Минэкономразвития близка к реальности. «Ведь МЭР владеет и более точной статистикой, и специалисты высочайшего уровня там работают, кроме того, министерство весьма оперативно получает Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт информацию обо всех случаях антидемпингового расследования в отношении российских предприятий и поэтому может сразу рассчитывать возможный ущерб», — говорит он.

«Справедливость» антидемпинговых расследований определяется законодательством соответствующей страны, то есть вряд ли есть какой-то злой умысел, направленный конкретно против российских компаний, полагает аналитик. «Конечно же, можно сказать, что все расследования против наших компаний не имеют под собой никаких оснований, но, к сожалению, это не так. Но и говорить, что все российские производители демпингуют, нельзя, — говорит он. — Скорее всего, разницу в ценах на многие виды продукции у российских производителей и иностранных можно объяснить следующими факторами: в России более низкие цены на сырье и Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт материалы, на услуги естественных монополий. Конечно, со временем они постепенно увеличиваются, но все равно остаются ниже цен на аналогичные товары и услуги за рубежом. Потом стоит отметить, что у нас пока не предъявляется столь жестких экологических требований к производству, как за границей, из-за чего иностранные компании просто вынуждены вкладывать в природоохранные мероприятия много средств, а значит, их продукция стоит дороже. И еще стоит отметить, что оплата труда у нас тоже пока не так высока, как за рубежом».

Вступление в ВТО, по мнению Дмитрия Баранова, может помочь российским предприятиям в отстаивании их интересов, может обеспечить более беспристрастное расследование, поможет в Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт защите их репутации. «Но и мы, в свою очередь, должны быть готовы к тому, что точно так же придется делать нам при расследовании деятельности иностранных компаний в России. В противном случае мы рискуем быть оштрафованными, причем на очень серьезные суммы, а также могут последовать и другие санкции в отношении России в целом и ее компаний», — отмечает он.


documentawhoxkz.html
documentawhpevh.html
documentawhpmfp.html
documentawhptpx.html
documentawhqbaf.html
Документ Россия теряет до 2 млрд долларов в год из-за ограничений на экспорт