ГЛАВА 27

Я даже не задумывалась над тем, что я должна делать дальше. Мне хотелось только одного. Найти Ольгу и уговорить ее съездить к Вадиму. В моей сумочке лежала записная книжка моей подруги. Быстро ее пролистав, я нашла Ольгин адрес и, поймав такси, поехала в Строгино.

Наверно, это был первый случай в моей жизни, когда я почувствовала себя крайне неуютно без спиртного. Мне захотелось хоть немного выпить, ослабить свое горе. Но это не выход из положения. Если Ольга согласится приехать в больницу, я почувствую себя более спокойно. В этот момент зазвонил мой мобильный, и я услышала родной голос Юрца:

— Вика, ты где ГЛАВА 27? Я звонил на домашний, но он не отвечает. Ты же обещала сидеть дома и не высовывать носа.

Юрец был очень взволнован и даже не пытался это скрыть.

— Я вышла в магазин. Всего на несколько минут, честное слово.

Мне было стыдно обманывать любимого человека, но я знала, что у меня просто нет другого выхода.

— Ты меня не обманываешь? — Нет.

— Как вернешься, обязательно позвони.

Сунув мобильный в сумочку, я уставилась в окно и в который раз подумала о том, что никого и никогда не любила до Юрьевича. А ложь… Но это так, несерьезно… Любая женщина должна хоть немного обманывать… В ГЛАВА 27 этот момент вновь раздался звонок. Я включила телефон и быстро проговорила:

— Юр, я же не на самолете полетела. Я еще не вернулась.

— Я звоню по другому поводу. Как ты смотришь на то, что с завтрашнего дня у тебя будет телохранитель?

— Телохранитель?

— Вот именно.

— Юр, ну это же очень дорого.

— Жизнь намного дороже, и ты уже успела в этом убедиться.

— Ну хорошо. Если ты считаешь, что это необходимо, я не буду тебе возражать.

Повертев телефонную трубку в руках, я сунула ее в сумку и подумала о том, что нет ничего дороже заботы близкого человека.

Как только мы подъехали к Ольгиному дому я ГЛАВА 27, рассчиталась с таксистом и вошла в подъезд. Сердце учащенно билось и было готово выскочить из груди. Только бы она согласилась… Вадим сможет выкарабкаться и поверить, что не все потеряно. Подойдя к нужной квартире, я нажала на звонок и принялась ждать. Мне повезло. Дверь открыла Ольга. Она была чем-то расстроена и пребывала не в самом лучшем расположении духа. И все же правду говорят, что красоту ничем не испортишь, даже жизненными передрягами и плохим настроением. Я постаралась взглянуть на нее Милкиными глазами и почувствовала себя очень скверно. Затем посмотрела на нее глазами Вадима и расплылась в улыбке.

— Здравствуйте, мы с ГЛАВА 27 вами не знакомы, но я очень много о вас наслышана, — произнесла я самым вежливым тоном, на который только была способна.

Ольга посмотрела на меня крайне недоброжелательно и облокотилась о дверной косяк.

— Что вам нужно?

— Я бы хотела с вами поговорить. Меня зовут Викой.

— Вы хотите, чтобы я пустила в квартиру незнакомую девушку?

— Как вам будет угодно. Если хотите, мы можем спуститься в ближайшее кафе.

Посмотрев на меня задумчивым взглядом, девушка небрежно махнула рукой и пробурчала:

— Проходите. У меня все равно воровать нечего, кроме хорошего шмотья. Только не шуметь. В соседней комнате спит бабушка.

Я прошмыгнула на кухню и ГЛАВА 27 села на стул. Ольга достала красное вино, разлила его по бокалам, один из них протянула мне и спросила:



— Употребляете?

— Бывает.

— Тогда пожалуйста.

Сделав несколько глотков поистине божественного вина, я почувствовала легкое опьянение, такое воздушное, легкое, быстро проходящее. Собравшись с так называемыми силами, я поставила бокал на стол и начала разговор.

— Я вам уже говорила, что меня зовут Викой.

— Очень приятно. Я Ольга.

Ольга вызывающе закинула ногу на ногу и посмотрела на меня взглядом, полным превосходства. Мила была права. Она была слишком уверена в себе. Слишком. Тонкий подбородок, чувственные губы и большие зеленые глаза. Мимо такой женщины невозможно пройти, не заметив ее ГЛАВА 27. За такими идут до конца, делая массу ошибок и совершая необдуманные поступки. Сколько их, таких как Вадим, которые попали в ее сети и не знают, как из них выбраться. Есть такое понятие «роковая женщина». Это про Ольгу и таких, как она.

— Что вы так на меня смотрите? — сощурила глаза Ольга.

— Вы очень красивая.

— Да вы тоже не уродина.

— Спасибо.

Я сделала еще глоток и собралась с мыслями.

— Оля, Вадим в больнице. Он в очень тяжелом состоянии. Я не знаю ваших отношений, но считаю, что вы просто обязаны к нему сходить. Совсем недавно трагически погибла его жена. Вы единственный человек ГЛАВА 27, который сможет вернуть его к жизни.

— Я?!

— Да, да. Именно вы. Понимаете, даже если у вас нет к нему никаких чувств, вы должны поехать. Хотя бы из жалости… Он очень верит в вашу любовь. У него тяжелое пулевое ранение. Сейчас ему нужна поддержка. Если вы согласны, я отвезу вас на такси. Это не займет много времени: каких-то полчаса. Я вас умоляю:

— Я поняла вашу просьбу. Только я не поняла, какое отношение я имею к вашему Вадиму…

Ольга допила вино и посмотрела на часы показывая всем своим видом, что она очень сильно торопится. Я решила не ГЛАВА 27 сдаваться и стала гнуть свою линию дальше.

— Оля, вы имеете к нему самое прямое отношение. Это не мой Вадим. Он ваш.

— Мой?!

— Именно ваш.

Ольга засмеялась и посмотрела на меня веселыми глазами.

— Милочка! Мне не нужен никакой Вадим. Можете оставить его себе. Я со своими-то мужиками не могу разобраться.

— Значит получается, что Вадим не ваш мужик?

— Боже упаси! Пусть он будет ваш.

Она была слишком беззаботна и слишком безразлична к тому, что я говорю. Мои слова только ее смешили и она не воспринимала их всерьез. Я поняла, что вряд ли смогу достучаться до ее сердца, и стала терять ГЛАВА 27 терпение.

— Оля, не надо смеяться. Мы говорим с вами о серьезных вещах. Сейчас вы сядете со мной в такси и поедете к Вадиму. Это займет совсем мало времени. Ведь у вас есть совесть?

— У меня?

— У вас.

Больше всего на свете мне хотелось отвесить ей хорошую пощечину. Я хотела вызвать у нее хоть какое-то сочувствие и хоть какую-то жалость, но она была непреклонна и вела себя так надменно, словно была готова наплевать на весь мир.

— У меня с совестью все в порядке. — Ольга откровенно зевнула и показала, что этот разговор ее утомил. — А как обстоят дела с этим у ГЛАВА 27 вас?

— У меня?..

— У вас. Мне кажется, что у вас с этим проблемы. Вы приходите ко мне в дом и убеждаете меня в том, что я должна ехать в больницу к вашему Вадиму. Но я же не «скорая помощь» и не какая-то благотворительная служба. Поймите, у меня своих проблем много.

— Значит вы отказываетесь со мной ехать?

— Отказываюсь. Вернее, я бы с удовольствием, да у меня нет времени. Так что навещайте своего Вадима сами.

Я встала и пристально посмотрела Ольге в глаза. Затем направилась к выходу, но что-то заставило меня остановиться. Повернувшись, я слегка покачала головой и произнесла задумчиво ГЛАВА 27:

— Вадим вас очень сильно любил, да и сейчас любит. Самое страшное в этой ситуации то, что вы совершенно не стоите этой любви. Если бы что-то случилось с вами, он бы проводил у вашей кровати сутки напролет. Простите за беспокойство.

Я хотела было уйти, но Ольга громко меня окликнула. Она моментально стала какой-то серьезной и даже очень сосредоточенной.

— Вика, я не знаю никакого Вадима. У меня нет даже знакомого мужчины с таким именем.

От произнесенной фразы на моем лбу выступил холодный пот, а по телу пробежала мелкая дрожь.

— Как это, не знаете?

— Я вас не обманываю. Да ГЛАВА 27 и нет никакого смысла. Вы меня с кем-то перепутали.

Я вернулась на место и посмотрела на пустой бокал из-под вина.

— Еще есть что-нибудь выпить?

— Домашнее вино.

Ольга открыла холодильник и достала бутылку красного вина.

— Из малины. Будете?

Я кивнула головой и выпила протянутый мне бокал.

— Я не могу ничего путать. Может быть, вы просто не относились к этой связи серьезно. Среди ваших любовников должен быть Вадим. Он совсем не богат, обыкновенный парень. Он подарил вам купальник.

— Купальник?

— Ну да. Вы еще в нем всегда загораете на реке.

— Вы знаете, все свои купальники я покупала сама ГЛАВА 27.

Я тяжело задышала и подумала о том, что или эта женщина играет со мной в какую-то игру или я круглая идиотка.

— Но вы ходите загорать на реку? — спросила я уже совсем беспомощным голосом.

— Хожу.

— А на днях вы знакомились с девушкой по имени Мила?

— Первый раз слышу такое имя. Красивое, а самое главное — редкое.

— Вы загораете у дома в уединенном месте где вообще никого нет?

— Да. Я не люблю шумные места.

Я допила остатки вина и поставила пустой бокал на стол.

— Ольга, скажите правду. Вы меня разыгрываете?

— Вас? Зачем? Вы не сделали мне ничего плохого. Я с вами предельно ГЛАВА 27 откровенна.

— Тогда я вообще ничего не понимаю.

— А тут и нечего понимать. Произошла какая-то путаница. Я не имею никакого отношения к тому, что вы сейчас сказали.

— Извините.

Не помня себя, я выскочила из квартиры и, быстро спустившись по лестнице, пошла прочь. В голове была полная неразбериха, и у меня даже не было никакого желания приводить свои мысли в порядок. То, что Ольга лгала, не вызывало сомнений. Только зачем? Неужели ей настолько безразличен Вадим и то, что с ним сейчас происходит? А, может ей просто стыдно за эту связь, потому что в ее окружении есть мужчины поинтереснее ГЛАВА 27? Отойдя от дома на приличное расстояние, я стала ловить такси.


documentawhmblx.html
documentawhmiwf.html
documentawhmqgn.html
documentawhmxqv.html
documentawhnfbd.html
Документ ГЛАВА 27