Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта

Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта

– Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта. – Возвращайся.

Спрятавшаяся среди хрустальных графинов на резном деревянном буфете белоногая крыса из Пассажа начала потихоньку ретироваться со своего наблюдательного поста. Внезапно один из флибберитов протянул к Стрюту руку. Крысу охватила паника, и она поспешно засеменила прочь. Рука замерла, затем опустилась на одну из бутылок. Стрют возликовал.

– Опять промахнулся, громадное ничтожество! – пропищал Стрют. – Ля‑ля‑ля!

Следуя указаниям Хозяина, Стрют оставил визитную карточку на полке бара, после чего шмыгнул в дыру, которую они с товарищами прогрызли в стене, и засеменил вниз по потайному проходу по направлению к уединенному местечку, завешенному оранжевыми шторками Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта, на складе, примыкавшем к кабинету.

Укрытие располагалось на расстоянии множества коридоров от его нынешнего местонахождения. Как было бы хорошо, будь ноги у него чуть‑чуть подлиннее. Стрют забрался под скамейку в гардеробе и начал быстро просматривать стопку карточек, которые носил в специальной сумочке на спине, выбрал одну из них и произнес заклинание.

Мгновение спустя большой дородный муляр с внушительно торчащими вперед рогами отодвинул штору и вошел в лавку, засунув похожие на копыта пальцы за серебряный, украшенный изображениями женских гениталий пояс.

– Нет, там я не видел ничего из того, что хотел, – протянул он.

Десяток мамаш с ужасом отреагировали на его появление Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта.

– Онанист! Извращенец! Чудовище! – завопили они и набросились на него со своими тяжелыми сумками. – Что ты тут делаешь? О, наши несчастные дорогие детки! Кто‑нибудь наконец вызовет охрану?!

– Нет, не надо, – запротестовал Стрют. – Черт возьми! Что за квохтанье! Не делал я ничего вашим деткам! Эй!

Мамаши не обратили никакого внимания на его протесты.

– Охрана! – вопили они. – Помогите! Чудовище!

Стрют бросился к двери. Мамаши схватили какие‑то вещи с витрины и даже оторвали конечности у манекенов, стремясь вступить с ним в бой. Стрют прикрыл голову и ринулся в толпу в поисках места, где он мог бы спрятаться, чтобы снова в очередной Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта раз изменить внешность.

– Стрют! – воскликнул он, отбросив последнего преследователя, пробежав мимо восьми или девяти магазинов.

Когда он уже нырял под бархатный канат, преграждавший путь в торговый центр «Магический фонарь», какая‑то мамаша‑бесовка погрозила ему вслед розовым кулачком. Другой рукой она сжимала хнычущего маленького бесенка, который тер глаза крошечными лапками. В то же мгновение, когда она скрылась из виду, Стрют забежал за занавеску и сменил лик муляра на образ беса в желтом клетчатом костюме.

– Откуда мне было знать, что это уже магазин детской одежды! Последний раз, когда я там был, там располагалась мужская галантерея!

– Идиот! Возвращайся!

Всю Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта дорогу до укрытия у него в ушах раздавался хохот Раттилы.

У замаскированного входа Стрют сбросил с себя личину, прокрался в мышиную нору и предстал пред очами Хозяина.

– Согласен, я сглупил, – признал он, вновь приняв облик белоногой пассажной крысы, выпрямляясь во весь свой рост в фут и одиннадцать дюймов.



Раттила склонился над ним со своего трона, сложенного из мусора, и воззрился на Стрюта сверкающими красными глазками. Раттила был примерно в два раза больше средней пассажной крысы, и его черная шерсть отливала зловещим блеском, а изогнутые когти страшновато золотились в здешнем скудном освещении. Он указал на значок у себя на Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта груди, на котором значилось «Лидер».

Стрют съежился, словно желая забиться в дымящийся навоз под ногами. В Крысиной Норе всегда была жарко, отчего вонь там достигала такой насыщенности, что казалась почти зримой. Это была мерзкая, грязная, сырая дыра, заполненная дохлыми червями, невыносимо вонявшая гнилью и дерьмом, она словно была сложена из сотни слоев компоста, что создавало потрясающий контраст с гнетущей чистотой Пассажа, располагавшегося над ней. Крысиная Нора всегда напоминала Раттиле родной дом, о чем он любил говорить своим последователям.

– Ты совершил серьезный проступок, – прошипел повелитель крыс. – Тебя не должны были видеть ни при каких обстоятельствах. Уход с наблюдательного поста проделан Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта тобой из рук вон плохо.

– Да… Нет… Простите… – пытался вымолить прощение Стрют, пресмыкаясь в грязи. Зачем Раттила употребляет такие громкие слова? – Но ведь никто из администрации меня не видел. И из гостей.

– Ну и что? Зато тебя видел целый магазин, до отказа забитый женщинами. Они могли проследить за тобой. Ты что, хочешь, чтобы кто‑то случайно нашел проход сюда? – спросил Раттила, угрожающе наклоняясь вперед. – Ты этого хочешь?

Стрют застонал, предстояло выслушать еще одну нотацию.

– Нет, Рэтти, не хочу.

– Не называй меня так! – с отвращением отшатнулся от него Раттила, закатив глаза к сталактитам, свисавшим с потолка. – Неужели ты так никогда и Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта не научишься правильной форме обращения?

– Извини, Рэ… я хотел сказать: Раттила. Могущественный Раттила. Повелитель Раттила. – Стрют тяжело вздохнул и начал долгое перечисление. – Король Мусора, Маркиз Торговли, Собиратель Брошенной Собственности, Экстраординарный Властелин Магии, Полномочный Обладатель Помойного Трона и… э‑э… Правитель Всех Крыс и Прочих Мелких Созданий.

Красные глазки сузились от удовольствия, и Стрют с облегчением вздохнул. Порой возвращение обратно в укрытие вызывало в нем гораздо больший ужас, чем ежедневные воровские прогулки по Пассажу. Шерсть Раттилы загадочно захрустела. Способность шерсти повелителя в подобные минуты хрустеть всегда казалась Стрюту несколько ненормальной. Но, с другой стороны, здесь, внизу, многое уже давно Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта стало совершенно ненормальным.

Крысиная Нора, конечно, удивила бы любого покупателя, приходившего в Пассаж. Она простиралась во всех направлениях, кроме верха, пронизывая несколько уровней и охватывая практически всю площадь Пассажа. В ней был всего один вход, замаскированный, но располагавшийся почти под носом у флибберитов, что никогда не останавливало крыс в их главном повседневном деле: переносе тонн награбленного наверху в свое уютное жилище.

Простой и ясный факт состоял в том, что если кто‑то выносил какую‑то вещь из магазина в коридор, то все вокруг уже полагали, что она куплена. Самое сложное – то, что вызывало у Стрюта особое нервное напряжение и особый восторг Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта, – состояло в том, чтобы донести желанный объект от прилавка, полки или крюка до входной двери. Это доставляло ему значительно большее наслаждение, чем любая еда и питье, за которые, кстати, крысы никогда не платили. Но с появлением Раттилы в их жизнь вошло нечто новое, доселе крысам неведомое – ответственность. Зато в обмен за выполнение определенных поручений, которые давал им Раттила, они получили еще большую эмоциональную насыщенность своих повседневных приключений.

Одним из самых важных поручений была слежка за руководством Пассажа и подслушивание. Главная цитадель администрации – Моа и других чиновников, – укрепленная с помощью магии, располагалась над магазином детских товаров. Раттила несколько раз Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта пытался разместить жучков в офисах, чтобы лично прослушивать все, что там говорится, и вовремя узнать, не прознали ли «зелененькие», кто он такой и как работает его план, но всякий раз его жучки очень скоро погибали. Насекомые направили целую делегацию с жалобой и, хотя они при этом клялись в вечной верности, все равно решительно отказывались направлять кого‑либо из своих в административное крыло.

Таким образом Раттиле пришлось отправить туда крысу‑шпиона с тем, чтобы разведчик лично все прослушал и высмотрел, спрятавшись под столом, за буфетом или за одной из картин. Кроме того, он расставил посты подслушивания в тех местах, где размещалась Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта охрана, в торговых залах и даже в центре по уборке помещений. Раттила не смог бы так долго контролировать Пассаж, не внедри он своих агентов в большую часть отделов. Теперь ничто не могло ускользнуть от его внимания.

– Ну, что еще ты можешь сказать о гостях? – спросил Раттила.

– Ничего, кроме того, что вы уже видели и слышали, – пробормотал Стрют. – Благодаря тому извращенцу они узнали о карточках.

– Но им ведь ничего не известно о сути! – во всю глотку расхохотался Раттила.

Стрюту страшно не нравилась эта его манера. Раттила считает себя выше всех из‑за того, что прибыл из другого измерения. Но если он Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта так велик, то почему же он не родился флибберитом?

– Конечно, потому что я ратислав, а быть ратиславом – значит быть выше всех остальных измерений.

Стрют судорожно сглотнул.

– Как вы?..

– До меня доходит слабое эхо твоих мыслей, пассажный крысенок!

– Все время? – пропищал Стрют.

Инстинктивно он прижал лапки к ушам, чтобы не позволить мыслям вытекать наружу.

– Не поможет! – рассмеялся Раттила. – Ты, видимо, полагаешь, что, как только ты закончил свою работу, моя власть над тобой и твоими органами чувств начинает постепенно угасать подобно догорающей свечке? Или тебе не нравится, что твои уши и глаза мобилизованы мне на службу? Для чего Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта еще ты можешь быть пригоден, а?

Плечи Стрюта виновато опустились.

– Прости, Рэтти.

– Не называй меня так!

Раттила приподнялся на задних лапах, густая черная шерсть встала дыбом между лопатками. Остальные приспешники Раттилы злобно захихикали, переглядываясь. Им нравилось, когда кто‑нибудь из их числа вызывался на ковер. Раттила ухмыльнулся, бросив взгляд на своих подданных, желтые клыки его сверкнули в мерцании магических предметов, разбросанных вокруг трона. Все паразиты, жившие в Пассаже, работали на него, но крысы составляли особую группу. Создавалось впечатление, что они были просто созданы для выполнения его воли.

Пассажные крысы жили за счет того, что бегали по торговым залам и подбирали то, что Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта уронили покупатели, или то, что на мгновение отложили в сторону. Подбирали и воровали они отнюдь не только предметы, приобретенные в Пассаже, но и всякое старье, выброшенную на свалку одежду и разные другие вещи. Все это Раттила умел использовать для своих нужд.

Вокруг него бесчисленное количество вещей сияло аурой тех существ, которые были их последними владельцами, тех, кто изготовил их, и тех, кто добывал материал для их создания. От бесконечного числа продавцов, фабричных рабочих и крестьян Раттила получал главное – искру жизни. Он выжимал ее из их творений. По правде говоря, конечно, большая часть силы, почерпнутой им, была скучной Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта, прямолинейной, грубой, нетворческой. Тем не менее и она наделяла его необходимой энергией для достижения более высоких и сложных целей. Ибо его главная цель была сродни божественному призванию – стать самым могущественным волшебником во вселенной.

Эта цель привиделась Раттиле в яркой вспышке света тем вечером, когда он впервые в жизни увидел «Мастер‑Кард». Прикоснувшись к ней, он вдруг понял, какой могла бы быть его жизнь. С того мгновения главная его цель в жизни была определена.

Но Раттиле требовалась жизненная энергия, и огромное ее количество. Его собственный мир – Ратиславия – был явно недостаточным ее источником, в нем обитало очень мало волшебников как в прошлом Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта, так и в настоящем. С тех пор он уже успел понять, что источником силы являются не сами существа, а силовые линии, пересекающие пространство. Необходимо подключаться к людям с магическим талантом, откачивать его у них до тех пор, пока он не соберет достаточно для формирования собственного магического гения. И вот Пассаж на Флиббере… Каковы три важнейшие характеристики идеальной недвижимости по словам агентов по торговле ею? Местоположение, местоположение и еще раз местоположение. Каждый день в двери этого гигантского здания входили тысячи существ практически из всех измерений, чтобы купить что‑то из товаров, поступавших сюда отовсюду. Все здешние покупатели пересекали множество Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта измерений с единственной целью – приобрести какой‑то товар. Но каким образом? С помощью волшебства. Его у них были тонны. И Раттиле хотелось заполучить не часть его, а все целиком.

Организовать свой штаб здесь, куда зеленые никогда не подумают заглянуть, оказалось не так уж и сложно. Подвалы были прорублены в естественных пещерах в скале и фактически никогда не использовались с тех пор, как строители Пассажа поняли, что покупателям явно не захочется спускаться в подземелье. Для Раттилы незанятость таких громадных пространств стала еще одним знаком того, что судьбе угодно, чтобы его мечты о вселенском владычестве стали реальностью.

И здесь он нашел готовую Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта рабочую силу – народец, который спал и видел, чтобы его повели к славному и светлому будущему. В тот момент, когда появился Раттила, пассажные крысы вели поистине жалкое существование – граждане второго сорта в мире, в котором между собой соревновались несколько видов разумных существ. Большинство крыс сразу же откликнулись на его призывы и были готовы выполнить любой его приказ. Девять из них показались ему особенно способными. Он взял их в качестве главных приближенных.

Конечно, Раттила прекрасно понимал, что они не созданы для власти над миром. Тем не менее он показал им, как они могут воспользоваться своими природными способностями и наклонностями Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта, чтобы получить от жизни все и провести ее весело, интересно и разнообразно. А для этого они каждый день могли менять свое лицо, а при желании и несколько раз за день. В обмен Раттила требовал беспрекословного выполнения своих приказов. Свободное время и награбленное богатство крысы могли использовать по своему усмотрению. И потому служили они ему с истинным энтузиазмом. Можно ли было пожалеть, что они так никогда и не узнают о масштабах той мощи, которую они помогали ему накапливать? Отнюдь! Крысы выполняли свои задания, больше его в них ничего не интересовало. Для него они были всего лишь средством для достижения великой цели Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта. Конечно, они получали определенную выгоду от служению ему, но ведь благодаря им он со временем будет властвовать не только над ними, но и над всей вселенной. Он был терпелив. И цель его была уже близка. Он еще раз прислушался к словам, гулявшим в голове Стрюта.

– Значит, у нас гости, – задумчиво произнес Раттила. – С извергом можно будет и поиграть. Он такой импозантный и одновременно такой настойчивый, что никто никогда не усомнится в целесообразности его действий. Если нам удастся завербовать его на свою сторону, он будет очень полезен. А тролль… у них никогда не бывает денег, но кому какое до этого дело Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта? Он может принести нам огромное количество добычи. И та, которая с ними, у нее есть возможности.

– Не говоря уже обо всех цацках, – добавил Яхрайт, обнажив острые передние зубы.

– Да‑а, – жадно протянул Раттила.

Он взмахнул рукой и образ богатств Маши проплыл в воздухе перед его глазами.

Кольца! Ожерелья! Серьги! Ножные браслеты! Вся в драгоценностях, в резных и кованых украшениях, увешанная цепочками различной величины, и все они так и искрятся магическими возможностями. Какой смысл в обладании властью, если ты никогда не используешь ее для того, что тебе нравится?

– Все прекрасные драгоценности для вас, а все могущество – мне.

Оив, Майно и Гарн Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта зашли так далеко, что попытались даже прикоснуться к иллюзии. Раттила отмахнулся от нее одним взмахом своей лапы.

– О‑о‑о‑о! – запротестовали они.

– Хотите увидеть ее снова? – рявкнул Раттила и указал на потолок. – Идите и захватите настоящее! Принесите ее сюда. Здесь все принадлежит нам! Принесите все мне! Все, без исключения!

Все остальные оглянулись по сторонам. Вассуп глупо заморгал.

– А разве у нас еще недостаточно? Здесь полно всего.

Все остальные заохали – Вассуп умел ставить всех в тупик.

– И ты называешь себя пассажной крысой? – спросил Майно, презрительно теребя длинные черные усы. – Нам всегда и всего недостаточно. Наша жизнь есть постоянный Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта поиск добычи.

– Ты просто не умеешь аналитически мыслить, – ухмыльнулся Гарн, чистя о мех свои длинные когти.

– Ана… что? – заморгал глазами Вассуп. – Кажется, я совсем запутался.

Оив застонала.

– Что еще нового?

– Чего мы хотим? – требовательным тоном вопросил Раттила.

– Больше! Больше! Больше! – хором проскандировали ему крысы.

– Хорошо! – провозгласил он, широко улыбаясь. – У кого есть что‑нибудь для меня?

Оив протолкалась вперед, сжимая в своих изящных розовых лапках небольшую сумку.

– Здесь кое‑что очень, очень интересное, – ворковала она. Раттила уже почуял аромат волшебства.

– Давай сюда! – Из красной украшенной бисером сумочки он вытащил новенькую ярко‑оранжевую кредитную карточку. – Ею почти не пользовались Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта, – разочарованно протянул он.

– Ничего не могу поделать, – нервно пропищала Оив. – Я хочу сказать, что могла бы, конечно, подождать, пока она будет более использована, но тогда бы я ее не заполучила.

– Ну что ж, мыслишь логично, – похвалил ее Раттила.

Пассажная крыса была вне себя от радости, когда он швырнул ей обратно пустую сумочку. Этим мелким существам было совсем нетрудно доставить удовольствие.

– Однако надо посмотреть, какую часть сущности своего владельца она уже успела впитать.

Раттила приложил карточку ко лбу. С помощью «Мастер‑Кард», находившейся под Помойным Троном, он мог считывать данные со всех карточек. Видения начали заполнять его мысленный взор, образы Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта линолеума и вощеного ситца.

– Зовут Казутина. Из бесов. Муж торгует старыми повозками. Трое детей. Любимый цвет – розово‑голубой. – Как похоже на всех этих бесов: даже достойный цвет не могут выбрать. – Играет в боулинг, является членом клуба. Склонна немного обманывать. Совсем неплохо. Не слишком стойкая мораль облегчит нам вторжение в ее реальность. Ну что ж, она станет превосходным дополнением в нашу конюшню.

– Дайте ее мне! – заорал Гарн.

– Нет, мне! – запищала Оив. – Я ее нашла.

– Вы все ее получите, – прорычал Раттила, приоткрыв один глаз. – Идиоты, вы же прекрасно все понимаете.

Вассуп выглядел оскорбленным.

– Почему ты так с нами разговариваешь?

– Успокойтесь Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта! – приказал Стрют, повернув большой глаз бусинкой в сторону своих коллег, и подождал, пока уляжется волнение.

Раттила с опаской глянул в его сторону. Если ему и приходилось бояться кого‑то из своих подчиненных, то только его, Стрюта. Он производил впечатление самого способного из них и самого наблюдательного. Может быть, когда настанет долгожданный день и Раттила достигнет своей цели и ему больше уже не нужен будет Пассаж, он оставит здешние владения Стрюту. Но пусть он лишь немного позволит себе нарушить священные планы Раттилы… и тогда его ждет – чррр! – Уборщики там, наверху, найдут еще одно несчастное маленькое тельце, появление которого так навеки и останется Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта неразрешимой загадкой для расфуфыренной охраны Пассажа.

Стрют кивнул Раттиле и скорчился перед ним, демонстрируя полную покорность, которой Раттила ни в малейшей степени не доверял. Но ждать больше он не мог. Он вонзил коготь в Помойный Трон, и коготь прошел сквозь разлагающиеся рыбные кости, мимо комков алюминиевой фольги, мимо плитки «поседевшего» шоколада с гнилыми изюминками внутри, прошел до самого сияющего сердца его власти.

Прямоугольник чистого золота прилип к его лапе, и Ратилла потянул его вверх. Он чувствовал, как накопленная там волшебная энергия почти обжигает ему ладонь. Перед его мысленным взором предстало табло, на котором было видно, что карточка заполнена Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта уже на 75 %. Власть над миром так близка и одновременно так далека. Карта рвалась на свободу, стремясь подчинить себе всю вселенную. Единственное, что ей требовалось, – это хитрый и знающий волшебник, который сумел бы ею воспользоваться. А Раттила понимал, что он именно таковым и является.

– Скоро, моя милая, очень скоро, – прошептал он.

Карта буквально взорвалась снопами золотого света, стократно усилив скудное освещение Крысиной Норы. Ратилла приложил только что найденную кредитную карточку к золотой карте и осклабился на своих подданных.

– А теперь здравицу!

И, уставившись на «Мастер‑Кард», пассажные крысы затянули хором:

Картой одною будем править Пассажем,

Картой одною свою силу покажем;

Картой Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта одною добудем все, что хотим,

И весь мир мы себе подчиним!

– Еще раз!

Картой одною будем править Пассажем,

Картой одною свою силу покажем;

Картой одною добудем все, что хотим,

И весь мир мы себе подчиним!

– Я вас не‑е‑е‑е слы‑ы‑ы‑ышу‑у‑у!

Пассажные крысы повторяли литанию снова и снова, пока Раттила не почувствовал, как нагревается и растекается новое сокровище. Казалось, «Мастер‑Кард» выпустила щупальца, окружила ими новую карточку и стала всасывать ее сущность в свой золотой свет. Мгновение спустя от оранжевой карты осталась лишь пустая оболочка. Затем Раттила позволил небольшому количеству силы Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта вернуться в нее обратно, но на сей раз его собственной силы. Теперь Казутина принадлежала ему! Домохозяйка с Бесера присоединилась к числу налетчиков Раттилы.

Оранжевая карточка размножилась прямо у него в лапах. Теперь их было у него девять – все абсолютно одинаковые, неотличимые ни от исходной карточки, ни друг от друга. Он раздал их крысам, с нетерпением ожидавшим вознаграждения.

– А теперь идите! – приказал он. – Покупайте! Следите за гостями. Я должен знать обо всем, что они делают и куда ходят. И как можно больше используйте карточку Скива. Ходите с нею повсюду. Я хочу выкачать из нее все силу, пока его друзья чего‑нибудь Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта не разузнали.


documentawhrtkb.html
documentawhsauj.html
documentawhsier.html
documentawhspoz.html
documentawhswzh.html
Документ Глава 5. – Я видел и слышал достаточно, – пропищал голос в ухе Стрюта